Компьютеры и ноутбуки

Сечин начинает и проигрывает

09.06.2019 16:49

Сибирский гамбит Дмитрия Босова

Экспертное сообщество подводит итоги завершившегося 6 июня Петербургского экономического форума. Привычная практика последних лет — улавливать малейшие нюансы в византийской вязи официальных заявлений — получила обильную почву для выводов об одном из центральных событий прошедшего мероприятия. Неожиданно им стала завуалированная в общие фразы, но в совокупности косвенных признаков легко читаемая позиция президента В. Путина в конфликте вокруг «Сибирского антрацита» и его владельца Дмитрия Босова.

Камнем преткновения стало Колыванское угольное месторождение на территории Новосибирской области, которое разрабатывает входящий в группу Босова Alltech «Сибирский антрацит». Эта компания является единственным угледобывающим предприятием в регионе.

Разведанные запасы по участку составляют около 130 млн тонн полезной породы, что дает эксплуатационный прогноз на перспективу около 50 лет. Речь идёт об антраците исключительной чистоты UHG (Ultra High Grade), который выделяет максимальное количество тепла при минимальном выбросе загрязнений в атмосферу и пользуется повышенным спросом на мировом рынке в широком спектре применения — от металлургии до тонкой химической промышленности и фармакологии.

На фоне резко возросшей мировой конъюнктуры до уровня дефицита на этот сорт угля Колыванское месторождение становится более чем привлекательным активом. Учитывая, что Китай, потребляющий половину мирового экспорта в этом сегменте, закрыл множество своих проблемных активов и вызвал тем самым рост импорта и скачок мировых цен на уголь, это делает «Сибирский антрацит» Дмитрия Босова с 21-процентной долей российского угольного экспорта игроком мирового уровня. Возможно, это привлекло к «Сибирскому антрациту» внимание «Роснефти». Эксперты открыто заговорили о кампании поглощения, в которой тараном выступил владелец компании «Коулстар» Эдуард Худайнатов. Он «уступил» пост главы «Роснефти» Игорю Сечину в 2012 году, неофициально считается «его человеком» и пользуется покровительством его доселе безграничного административного ресурса.

Летом минувшего года СМИ сообщили об интересе к пока нелицензированному западному участку Колывановского месторождения со стороны компании «Коулстар», входящей в «Нефтегазхолдинг» Эдуарда Худайнатова. 8 августа от него поступило письмо на имя министра природных ресурсов Дмитрия Кобылкина с просьбой включить западную часть Колыванского месторождения в перечень объектов, подлежащих разработке, и включить его в планы лицензирования. Последовала незамедлительная реакция — решение о проведении конкурса Минприроды и Роснедр на право разработки западного участка Колыванского угольного месторождения. Вероятно, мощный адмресурс Игоря Сечина позволил закрыть глаза на ряд важных обстоятельств.

«Коулстар» был зарегистрирован всего за 10 месяцев до этого, в октябре 2017 года. Единственным угледобывающим активом «Коулстара» являлся разрез «Майрыхский» в Хакасии. В письме Худайнатов указал, что его претендующая на разработку нового участка Колыванского месторождения компания «имеет опыт успешного старта новых проектов в угледобывающей отрасли, обладает необходимой технической базой для быстрого ввода в эксплуатацию и разработки месторождений на территории Сибирского федерального округа».

СМИ открыто заговорили о том, что Сечин хочет подмять под себя угольный рынок и «выдавить» из него Босова. Согласно финансовой отчетности за 2018 год, объем производства предприятий Группы «Сибантрацит» в 2018 году составил 24,1 млн т, продажи достигли 23,7 млн т. Группа заняла позицию крупнейшего российского производителя металлургических углей. Выручка добывающих предприятий Группы достигла 162,4 млрд руб., рост составил 1,9 раза к 2017 году. По данным независимого аналитического агентства «Росинформуголь», на долю компаний группы «Сибантрацит» пришелся 21% всего объема отгрузок, осуществленных российскими предприятиями угольной отрасли в 2018 году. Это максимальный показатель на рынке, а общая сумма начисленных налогов по итогам 2018 года составила 12,5 млрд руб., налога на прибыль — 8,4 млрд руб.

Политологи, памятуя о судьбе других соперников Игоря Сечина, предрекли владельцу «Сибирского антрацита» Дмитрию Босову два стандартных сценария — и оба негативных. Один — поглощение компании структурами «Роснефти» значительно ниже реальной капитализации актива либо использование против несговорчивого Босова правоохранительного ресурса, что уже было продемонстрировано на гораздо более весомых фигурах. Достаточно вспомнить о судьбе бывшего главы Минэкономразвития Алексея Улюкаева и итог борьбы с Владимиром Евтушенковым при поглощении «Роснефтью» принадлежавшей АФК «Система» «Башнефти».

Признаки давления на Дмитрия Босова за рамками делового поля не замедлили проявиться. В прессу была «вброшена информация», что на Босова выписано постановление на арест, и он скрывается за границей. Один из ведущих агрегаторов новостей преподнёс информацию об «убийственном» бизнесе Босова, смакуя несчастные случаи из-за нарушения техники безопасности на одном из угольных разрезов: гибель водителя, задевшего кузовом многотонного автомобиля высоковольтную линию, и техника — при замене гигантского колеса карьерного самосвала.

Но именно Майрыхское месторождение в Республике Хакасия, разрабатываемое ставленником Сечина Худайнатовым, стало эпицентром крупного политического скандала и возможным зачином иного, не предусмотренного Сечиным сценария.

В ноябре 2017 года на прямой линии с бывшим главой Хакасии Виктором Зиминым местный житель пожаловался на низкие зарплаты. В ответ Зимин разразился начальственной бранью: «Вы ничего не зарабатываете, вы прям паразитами являетесь!», и посоветовал перейти фактически к натуральному хозяйству. Последующие губернаторские выборы единоросс Зимин с треском проиграл.

Но главную медвежью услугу ему в этом оказал глава «Нефтегазхолдинга» Эдуард Худайнатов. Он перевёл свое детище «Коулстар» в налоговую юрисдикцию Республики Хакасия, пообещал вложить 135 миллиардов в угольную отрасль региона и платить свыше 5 миллиардов рублей в бюджеты всех уровней. Непринципиально, верил ли Зимин обещаниям Худайнатова или в предвыборном запале решил соучаствовать в этом. Мог ведь разобраться, что налоги платят с прибыли, а «Нефтегазхолдинг» Эдуарда Худайнатова который год находится в крутом финансовом пике. 2018 год он закончил с убытками 2,5 миллиарда рублей.

О том, что компания чудом держится на плаву только за счёт своей крайней закредитованности, известно и специалистам отрасли, и широкой общественности, и, надо полагать, тому избирателю, который возмутился своей низкой зарплатой. И распознать в политической трескотне вокруг «хакасского экономического чуда» очередной кредитный трюк в стиле великого комбинатора тов. Бендера было делом пары кликов в интернете. Кстати, в декабре того же 2018 года Худайнатов платить подоходный налог в Хакасии отказался.

Возможно, именно тогда Кремль поставил на паузу, казалось бы, заведомое решение конфликта вокруг «Сибирского антрацита» Босова в пользу Игоря Сечина.

Но Эдуард Худайнатов продолжил спекулировать на стратегической государственной повестке для извлечения очередных кредитных сверхдоходов из своего провального бизнеса, не учитывая, что тем самым предельно ослабляет политические позиции своего высокого покровителя. Новая нашумевшая тема — Пайахкское месторождение, разрабатываемое «Нефтегазхолдингом». Оно включает шесть нефтегазоносных блоков на Таймыре и в районе Енисея. На начало 2018 года мощность разведанных запасов Пайахи составляет 163,1 млн т нефти и 7,5 млрд куб. м газа.

В феврале 2019 глава «Нефтегазхолдинга» попросил у правительства налоговых каникул для Паяхского проекта, обещая взамен увеличить в результате геологоразведки объём его запасов до 1 миллиарда тонн. Интересная логика: обещать то, что ещё не разведано, в обмен на реальные государственные бюджетные деньги! Общий необходимый объем требуемых инвестиций составляет 2 триллиона рублей. Такой подход уже не устроил зарубежных инвесторов, к которым обращался Худайнатов. Это предложение уже отверг British Petroleum, а также катарские инвесторы. Срочно найденный перед ПМЭФ некий китайский инвестор для спасения лица Худойнатова подписал с ним ничего не обязывающий протокол о намерении. Общая позиция: без государственной инвестиционной гарантии проект убыточен.

Это был заведомо провальный ход в ответ на неожиданный шаг руководителя группы «Сибантрацит». Дмитрий Босов обратился к президенту РФ Владимиру Путину с предложением инвестировать собственные средства в решение одной из ключевых задач инфраструктурного развития страны, не привлекая при этом бюджетные средства.

Речь идет о сооружении второго Северомуйского тоннеля. Существующий на этом 15-километровом участке БАМа самый длинный на магистрали тоннель — одноколейный. Это создаёт серьёзное препятствие существующему грузопотоку экспортного угля — с соответствующими инфраструктурными и финансовыми последствиями. Строительство Северомуйского тоннеля — 2 позволит увеличить пропускную способность на этом участке БАМа с 16 до 100 млн тонн в год. Эксперты оценивают стоимость проекта в четверть триллиона рублей. Фактически речь идёт о самом масштабном инфраструктурном проекте по формуле государственно-частного партнёрства.

В этом контексте высказывание президента В. Путина в речи на открытии Петербургского экономического форума звучат как завуалированный вердикт высшего арбитра в поединке «тяжеловеса» Игоря Сечина и Дмитрия Босова.

«Пользуясь случаем, прошу глав регионов, полпредов президента в федеральных округах активизировать работу по привлечению частных капиталов и в национальные проекты, и в другие наши проекты развития»

«Не раз в своей истории Россия осуществляла масштабные проекты пространственного развития, которые становились символами глубоких и динамичных изменений страны, ее движения вперед. Такие комплексные проекты реализуются и в наши дни на Юге России, на Дальнем Востоке, в Арктике. Сегодня нам нужно подумать и о подъеме обширных территорий Центральной и Восточной Сибири, подготовить и хорошо просчитать, согласовать план развития. В этом макрорегионе сосредоточены богатейшие природные ресурсы, порядка четверти запасов леса, более половины запасов угля, значительные месторождения меди и никеля, огромные энергетические резервы, причем многие из них уже созданы», — заявил глава государства.

Показательна также раздражённая реакция пресс-секретаря президента Дмитрия Пескова на выступление Игоря Сечина во время панельной дискуссии на ПМЭФ с общими фразами о влиянии американских санкций на экономику России. Песков заявил, что в Кремле не намерены втягиваться в дискуссии с российскими предпринимателями, которые делают «очень много заявлений по наиболее актуальным темам». Песков заявил, что «российское законодательство позволяет государству сохранять необходимый контроль в стратегических отраслях экономики». Такая публичная отповедь с политического верха главе «Роснефти» прозвучала впервые.

В довесок официальная медийная иерархия «опустила» Игоря Сечина на две ступени ниже его соперника Дмитрия Босова. В сюжете о ПМЭФ Первого канала Сечин «потерялся» в ряду дежурных спикеров на фоне эксклюзивного соло Дмитрия Босова, в котором предприниматель смог представить свою инициативу по строительству Северомуйского тоннеля как решение государственной стратегической задачи, а также заявить о строительстве порта «Вера» на Дальнем Востоке.

Трудно предсказать окончательный исход схватки за актив «Сибантрацита» Дмитрия Босова, но одно очевидно: эта борьба нанесла ощутимый урон позициям Игоря Сечина. А проверенные методы «Роснефти», уже обернувшиеся увеличением общего долга компании к 2017 году до 4 триллионов рублей и сокращением в 2,5 раза средств на её счетах за счёт приобретения новых активов на пике конъюнктуры, надорвали её потенциал роста за счёт поглощения сверхдоходных компаний. Но главный итог, подведённый на Петербургском экономическом форуме, — эти методы вошли в жесткое противоречие со сформулированной руководителем страны принципиально новым воззрением на решение задач её стратегического развития.

Источник

Читайте также
Редакция: info@tsiganov.ru | Карта сайта: XML | HTML | SM