В центре внимания
Компьютеры и ноутбуки

Сплошная кассация. Разбираемся

19.09.2019 0:58

Сплошная кассация. Разбираемся

Чего ждать простым гражданам от масштабной судебной реформы, которая стартует в России 1 октября 2019 года.

С первого октября в России заработают новые судебные органы: пять апелляционных и девять кассационных судов общей юрисдикции, а также апелляционный и кассационный военные суды. И начнет применяться принцип «сплошной кассации». Что это даст простому гражданину, которому придется в том или ином качестве контактировать с юстицией?

Как известно, апелляция — это обжалование судебного решения, еще не вступившего в законную силу. Кассация — попытка потерпевшего поражение на апелляции обжаловать судебное постановление, в законную силу уже вступившее. С ходу настораживает одна деталь: коль скоро кассация — это следующая ступень после апелляции, почему же кассационных судов создается целых девять, а апелляционных — только пять?

Как пояснил корреспонденту «Росбалта» доцент МГЮА Дмитрий Туманов, обычных граждан в первую очередь коснутся изменения в процессе кассации. В вопросах апелляции меняется достаточно мало. Новые апелляционные суды создаются исключительно для пересмотра дел, рассмотренных в первой инстанции верховными судами республик и приравненными к ним судами (краев, областей и др.). А такие суды по первой инстанции рассматривают не так уж много дел.

Конечно же, в связи с созданием новых апелляционных судов и тут есть свои нюансы, и не всегда положительные: например, в связи с территориальной удаленностью таких судов от первых инстанций. Но основная масса дел, могущая, не дай Бог, коснуться нас с вами, рассматривается мировыми судьями и районными судами. Тут с апелляцией все по-прежнему.

Другое дело — кассация. На сегодняшний день осужденный или проигравшая сторона, потерпев неудачу на апелляции, имеет право подать кассационную жалобу сначала в президиум суда республики (и приравненного к нему суда), потом, если не повезет, в соответствующую коллегию Верховного суда РФ.

А не повезет жалобщику почти наверняка — только ни до какого президиума и коллегии Верховного суда РФ он не дойдет. Дело вот в чем: кассационные жалобы для начала проходят этап фильтрации. Специальный судья в соответствующем суде, не вызывая участников процесса и не представляясь им, решает вопрос о том, достойна ли жалоба быть принятой на кассацию. Нетрудно догадаться, что подавляющее большинство жалоб поступает «в корзину».

«Защищать свои права трудящимся становится все сложнее»

«Основания к отмене судебного постановления по кассации в законе прописаны очень абстрактно, — рассказал Туманов. — Это должны быть некие „существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможна действительная защита прав и интересов“… Получается, что судья, не опираясь на четко прописанные в законе основания, сам оценивает, является ли нарушение существенным. Иной раз и ученому правоведу нарушение представляется существенным, а судья говорит: нет! Поэтому, если проиграна апелляционная инстанция, шансы на выигрыш в кассации ничтожны».

Что же меняется теперь? Функция кассации изымается из областных судов и передается вот как раз в эти девять новых кассационных судов. И этапа фильтрации там не будет: жалобы станут рассматриваться коллегиально (в Верховном суде РФ, правда, этап фильтрации остается).

Всего девять судов на всю РФ. Их «зоны ответственности» не совпадают с границами субъектов Федерации, создается ощущение независимости от региональных властей. И в этих новых стенах, где кассация станет главным занятием, по идее законодателя, подход к ней должен стать более обстоятельным.

Пока что разница между апелляцией и кассацией очень велика. «Когда речь идет об апелляции, там наиболее широкий спектр оснований для поверки и возможной отмены или изменения не вступивших в законную силу постановлений. Суд апелляционной инстанции, по сути, проверяет судебное решение путем нового рассмотрения дела, — рассказал эксперт. — А вот в кассационном производстве речь идет о проверке только законности уже вступивших в силу постановлений». Вопросами фактов кассационный суд уже не занимается. А теперь (в гражданском процессе и в административном судопроизводстве) в определенной мере — будет. По новому закону одним из оснований к отмене или изменению постановления может являться то, что выводы суда не соответствуют обстоятельствам дела или имеющимся в деле доказательствам. Это несомненный плюс, поскольку в действительности не может быть правильным и законным необоснованное решение.

Основания же для отмены или изменения судебного постановления в связи с нарушением закона, преимущественно в гражданском процессе и в меньшей степени в административном судопроизводстве, приближаются к апелляционным, которые и ранее были определены довольно четко и конкретно. Но в данном случае речь идет только о первой кассации!

Запрос на перемены к худшему?

«Однако, по непонятным причинам, — продолжил правовед, — в уголовном процессе в качестве основания к отмене или изменению судебного акта (даже в первой кассации) указано только абстрактное „существенное нарушение законности“, что как следует из сказанного ранее, правильным не является».

Существенным недостатком новой системы Дмитрий Туманов считает то, что кассационных судов общей юрисдикции очень мало, и они могут не справиться с объемом поступающих жалоб, что скажется на качестве пересмотра. Кроме того, теперь на кассацию многим жалобщикам и представителям осужденных придется далеко ехать. Особенно в азиатской части РФ.

В Москве-то все равно, все инстанции будут в одном городе. Но если дело происходит на Камчатке, то первая кассационная инстанция — Девятый кассационный суд, Владивосток. Тоже Дальний Восток, но расстояние в пару тысяч километров. И выступать там представителем жалобщика по соглашению, даже по гражданским делам, сможет только профессиональный юрист, которого надо нанять и оплатить ему дорогу. Затраты могут быть очень велики, и это может существенно демотивировать заинтересованных лиц в вопросах обжалования.

Уповать же на то, что ездить в кассацию не обязательно, поскольку она сама разберется с убедительностью доводов жалобы, вряд ли стоит. Свою позицию многие люди могут куда лучше донести до суда лично и устно, чем на бумаге. Рассчитывать на участие в кассационном суде посредством видеоконференцсвязи тоже вряд ли стоит, ее не так просто обеспечить.

Не исключено, что однажды, с целью решения территориальной проблемы, в отдаленных от кассационных судов местах будут созданы их судебные присутствия, но когда это будет — неизвестно.

(Кстати, нелегко придется и людям, соприкоснувшимся с военной юстицией: военный апелляционный суд расположится в подмосковной Власихе, а кассационный — в Новосибирске).

Указанные недостатки нового порядка кассационного производства, по мнению Туманова, перевешивают его достоинства. «Законодатель, с одной стороны, устраняя фильтрацию из первой кассации и как бы обеспечивая ее доступность с точки зрения реального рассмотрения жалобы в судебном заседании коллегией судей, с другой стороны, из-за возможной удаленности кассационных судов и невозможности участия в кассации в гражданском процессе и административном судопроизводстве через любого свободно выбранного представителя, создает существенные и порой непреодолимые для простого человека сложности в доступе к ней», — считает правовед.

Невиновных в России нет!

Определенный скепсис в отношении новшества высказал адвокат, доцент РАНХиГС Андрей Гольцов. «Если говорить о настоящей судебной реформе, которая изменила бы отношение к самой судебной системе и ее практике, то нужно было бы реформировать именно суды первой инстанции и, прежде всего, региональные, — подчеркнул он. — Под их юрисдикцией находятся все районные суды и все мировые судьи данного региона. Установки районным судам и мировым судьям задает не Верховный Суд РФ, а именно региональные суды».

Региональные — то есть областные, республиканские, краевые и т. д. Их юрисдикция охватывает территорию всего субъекта РФ, что приводит к «естественному процессу сращивания судебной власти с региональной исполнительной».

«Изначально идея судебной реформы была в том, чтобы реформировать организацию именно региональных судов. Разбить их связь с местной властью — к примеру, создать судебные округа. Чтобы судебный округ не совпадал с административно-территориальным делением, — рассказал Гольцов. — А реформа пошла по другому пути: она оставляет систему судов общей юрисдикции прежней. Только между региональными судами и Верховным судом РФ появляются две промежуточные инстанции. Полезный эффект здесь тоже присутствует, но больше косметического плана».

Что же касается оживления кассационного процесса по примеру апелляции, то здесь эксперт напомнил, что в реальности и апелляция-то чаще всего сводится к письменной форме.

«По правилам апелляционной инстанции, я вправе устно изложить свою позицию, вновь исследовать имеющиеся в деле доказательства, представить дополнительные доказательства, — отметил эксперт. — А что на самом деле? В судебном заседании, если я начинаю излагать позицию, меня тут же останавливают. Говоря: „А зачем? Мы ведь жалобу прочли“. Я говорю: „А давайте тогда исследуем доказательства“. Они говорят: „А зачем? Мы же дело-то изучили“. И вся эта процедура превращается в пятиминутку, если не считать время, затраченное на обрядность (разъяснение прав, заслушивание доклада судьи, ожидание судебного решения)».

Из данного правила бывают исключения: случается, что некоторые обстоятельства вызывают интерес у апелляционных судей, тогда они и свидетелей могут передопросить, и экспертизу новую назначить. Но это бывает довольно редко. В целом же, по оценке адвоката Гольцова, «нагромождение судов общей юрисдикции в стране будет просто колоссальным».

Источник

Читайте также
Редакция: info@tsiganov.ru | Карта сайта: XML | HTML | SM