В центре внимания
Компьютеры и ноутбуки

На штыках Кремль усидит до 2030-х годов

06.05.2019 21:28

На штыках Кремль усидит до 2030-х годов


Фактически Россия тратит на оборону в 2,5−3 раза больше официально признанного уровня

Реальные расходы России на оборону превышают военные расходы большинства стран Европы вместе взятых. К такому выводу пришел аналитик Центра военно-морского анализа США Майкл Кофман.

Кофман отмечает, что на Западе оценка баланса военной мощи проводится в долларах на основании преобладающего курса валют. Но такой сравнительный анализ дает искаженную картину, поскольку Москва покупает продукцию российских оборонных предприятий за рубли.

«Ярчайшим проявлением этой проблемы стало недавнее объявление Стокгольмского международного института по исследованию проблем мира о том, что в 2018 году по величине оборонного бюджета Россия опустилась на шестое место в мире, поскольку ее бюджет составил 61,4 миллиарда долларов. Хочу вас заверить — или, возможно, расстроить: расходы России на оборону гораздо больше 61,4 миллиарда долларов. В реальности эффективные военные расходы России с учетом паритета покупательной силы находятся в пределах 150−180 миллиардов долларов в год — это гораздо более высокий процент, выделяемый на закупку, исследования и разработки, по сравнению с оборонными бюджетами западных стран», — пишет Кофман в Defense News.

Аналитик напоминает, что Россия на самом деле является шестой крупнейшей экономикой в мире, и не так давно была крупнейшей экономикой в Европе по показателю паритета покупательной силы, обгоняя даже Германию. Что сейчас численность Вооруженных сил РФ составляет почти 900 тысяч солдат и офицеров. Кроме того, в распоряжении Москвы ядерный и неядерный арсенал, с помощью которого можно сокрушить США.

«Расходы России на оборону колеблются в районе 3 триллионов рублей, однако военные расходы включают в себя затраты на обеспечение военнослужащих жильем, пенсии, инфраструктуру, содержание Национальной гвардии, пограничную службу и еще ряд статей, которые являются секретными. В зависимости от того, как вы считаете, в 2018 году военные расходы могли достигать 4 триллионов рублей, что составляет примерно 4% от ВВП России. Более 1 триллиона рублей, которые тратятся на военные нужды в России, не попадают в рамки обычного оборонного бюджета», — указывает Кофман.

По его мнению, Москва тратит примерно половину своего оборонного бюджета на НИОКРы, закупку и ремонт оружия и техники — около 1,4−1,6 триллиона рублей. «Будучи страной со средними доходами, где призывники составляют примерно треть Вооруженных сил, Россия тратит гораздо меньше средств на содержание своей армии, нежели западные страны. Такой уровень военных расходов является поддерживаемым, и России удавалось сохранять его на протяжении последних пяти лет конфронтации, несмотря на санкции», — подчеркивает аналитик.

При этом, считает Кофман, Кремль хорошо осведомлен о последствиях бесконтрольного расходования средств на оборону, которое когда-то привело к закату Советского Союза. Поэтому российское руководство сознательно секвестирует расходы на оборону, чтобы поставить на первое место национальное благосостояние. Тем более, за первые пять лет реализации программы по модернизации Вооруженных сил Российская армия успела закупить огромное количество оборудования.

«Москва не истощает себя чрезмерными расходами на оборону, однако военные расходы все еще составляют довольно высокий процент от ВВП России, что является отражением той проблемы, которую когда-то Талейран озвучил Наполеону: «Штыки годятся для всего, только сидеть на них нельзя», — резюмирует Кофман.

Его ключевой вывод — в обозримом будущем ничего не разрешится: Россия сможет поддерживать свой военный потенциал на нынешнем уровне все 2020-е, и возможно даже 2030-е годы.

— Такое впечатление, что Кофман «слизал» у меня методологический подход, — отмечает ведущий эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО, доктор политических наук Михаил Александров. — Год назад я подсчитал реальные военные расходы России. Их действительно следует считать по паритету покупательной способности (ППС). Неправильно утверждать, что военный бюджет РФ укладывается в 61,4 млрд. долларов, и что мы почти ничего не можем купить на эти деньги.

Я поступил так: разделил объем российского ВВП по ППС на объем ВВП по «чистому» доллару. В результате разница в три раза. То есть, если у нас военные расходы в долларах официально составляют 61,4 млрд., то по покупательной способности (61,4 умножаем на три) это уже 184,2 млрд. долларов.

Это не значит, что мы тратим 184,2 млрд. на оборону — мы можем купить военной продукции на сумму, эквивалентную 184,2 млрд. долларов.

Затем я сделал следующий шаг: вычел из военных расходов США суммы, которые идут на военные пенсии и содержание военных баз за рубежом — у американцев эти расходы включены в военный бюджет. В целом таких «побочных» расходов — по моим подсчетам — набралось примерно на 100 млрд. долларов.

В итоге «очищенный» военный бюджет США оказался в районе 600 млрд. долларов. В свою очередь, российский реальный военный бюджет — с учетом расходов на Росгвардию, Пограничные войска и ФСБ (они у нас считаются отдельно, как и в военный бюджет США не входят расходы на ЦРУ и Береговую охрану) — получился эквивалентным примерно 200 млрд. долларов.

Внутренние войска в России, замечу, традиционно являются дополнением к регулярной армии. Как показал опыт Великой Отечественной войны, войска НКВД успешно использовались на отдельных участках фронта. Хотя они и были более легковооруженными, чем регулярная армия.

«СП»: — Получается, реальный военный бюджет РФ всего в три раза меньше, чем США?

— Именно так. Не в 10 раз меньше, не на порядок. Здесь, кроме того, надо учитывать, что и военные задачи у России другие. Наша главная задача — обеспечить безопасность собственной территории, плюс территории ближайшего зарубежья. А у США задачи глобальные — концентрировать силы против России, Китая, Ирана. В результате получается, что пусть у США военный бюджет в три раза больше российского, по реальным возможностям мы с американцами очень близки.

Замечу: если военный бюджет Китая считать по паритету покупательной способности, он также приближается к американскому.

«СП»: — Почему же США твердят, что экономика России никуда не годится?

— Американцы хитрые: когда нужно измерять экономическую мощь, они Россию изменяют по «чистому» доллару. И получается, что экономика РФ — мизерная, на 12−13-м месте в мире. Так делается, я считаю, чтобы Россию унизить.

Если же речь заходит о военных расходах — американские аналитики вдруг ситуацию переворачивают. Да нет, говорят они, у русских очень большой оборонный бюджет!

Ну, давайте уже одинаково считать. И тогда по ППС Россия будет пятой или шестой экономикой мира. Значит, в реальности мы находимся на уровне ФРГ по экономическим возможностям. Это уже немало.

Так что ситуация у нас не такая плохая, как пытаются представить некоторые авторы.

«СП»: — Кофман утверждает, что секвестирование военного бюджета РФ не будет сказываться на нашем оборонном потенциале долгое время. Это действительно так?

— Тенденция к уменьшению военного бюджета РФ, я считаю, опасна. Все-таки у американцев военный бюджет растет, и все-таки он в три раза больше, чем у нас — пусть и противников у США больше. Если Вашингтон захочет все ресурсы бросить против нас — нам не поздоровится.

На мой взгляд, сокращение военного бюджета России — крупная ошибка. Не надо прислушиваться к либералам, которые заявляют, что расходы на оборону — непроизводительные. Напротив, военный бюджет — это и технологические достижения, и научные. Военные расходы создают рабочие места, дают заказы огромному числу предприятий — не только военных. Это огромная помощь нашей экономике, толчок для ее развития.

А рассуждения, что военные расходы — это выброшенные деньги, навязаны нам Западом. И, по сути, являются вредительскими. Сам коллективный Запад, замечу, военные расходы практически всегда только повышает.

— Прямолинейно пересчитывать военный бюджет России на доллары действительно неправомерно, — уверен замдиректора Института политического и военного анализа Александр Храмчихин. — Подсчет по паритету покупательной способности дает более реалистичную картину. Не случайно его используют международные финансовые организации.

Другой вопрос: эквивалентен ли военный бюджет России $ 150−180 млрд., как утверждает Кофман? Точного ответа, на мой взгляд, у него нет. И уж совсем невозможно предсказать, что будет с военным потенциалом России в 2030-е, и даже в 2020-е годы. Просто потому, что внутриполитическая обстановка в нашей стране весьма нестабильная.

Источник

Читайте также
Редакция: info@tsiganov.ru | Карта сайта: XML | HTML | SM