В центре внимания
Компьютеры и ноутбуки

Лукашенко изберется на новый срок и дождется, когда уйдет Путин

02.10.2019 21:07

Лукашенко изберется на новый срок и дождется, когда уйдет Путин


Интеграционный процесс скорее всего будет сорван, если Москва и Минск не решат «принципиальные вопросы»

Глава внешнеполитического ведомства Белоруссии Владимир Макей в интервью, опубликованном 1 октября, назвал главные препятствия для углубления интеграции государства с Россией. По его словам, это налоговый маневр в российской нефтяной отрасли, трудности в поставках сельскохозяйственной и промышленной продукции, а также спорные моменты, связанные с ценами на газ и нефть. По оценкам белорусского Минфина, страна из-за налогового маневра может потерять 10 миллиардов долларов.

Макей заявил, что Минск заинтересован в том, чтобы решить все «эти вопиющие, кричащие вопросы, которые лежат сегодня на поверхности», и он надеется, что это удастся сделать до декабря. В противном случае, интеграционные планы будут поставлены под угрозу.

«Естественно, я думаю, что если они не будут решены, то говорить о подписании программы дальнейших действий будет трудно, потому что мы не поймем логики наших партнеров», — заявил глава МИД Белоруссии.

В том же интервью Владимир Макей сообщил, что, если все пройдет удачно, карту интеграции России и Белоруссии могут согласовать к 8 декабря. В ней нет пункта о единой валюте, однако предусмотрена работа над единым налоговым кодексом. Работа эта может вестись на протяжении многих месяцев, «а то и лет», однако цель такая обозначена. В то же время, о политической интеграции речи вообще не идет.

«Никаких политических моментов, связанных с созданием федерации, конфедерации там нет и не будет. Я еще раз повторяю, что суверенитет для обоих государств — это святое. И Беларусь не намерена жертвовать им в угоду каким-то конъюнктурным соображениям», — заявил Макей.

Макей отметил, что во время обсуждения плана интеграции с российской стороны звучали «абсолютно неприемлемые» предложения, например, о создании нескольких наднациональных структур. Но Минск с этим был категорически не согласен, поэтому стороны решили «сконцентрироваться на экономической проблематике, на углублении торгово-экономического взаимодействия, на согласовании правил, связанных с таможенным законодательством, с сертификацией, стандартизацией».

Напомним, что в начале августа президент республики Александр Лукашенко поручил своему правительству ускорить согласование с Москвой программы по интеграции. Тогда же министр экономического развития РФ Максим Орешкин сообщил, что принципиальные разногласия, которые были у стран по вопросам сотрудничества в рамках Союзного государства, сняты.

6 сентября премьеры двух стран Дмитрий Медведев и Сергей Румас парафировали проект «Программы действий Белоруссии и России по реализации положений Договора о создании Союзного государства». Как сообщали СМИ, планируется создать единые Налоговый и Гражданский кодексы, совместный внешнеторговый режим, а также почти объединенный банковский надзор и единый регулятор нефтегазовой отрасли.

Судя по всему, пока что эти планы все еще могут быть претворены в жизнь. Однако возникает вопрос, как всего за два с небольшим месяца стороны смогут урегулировать противоречия вокруг цен на энергоносители и налогового маневра, которые в прошлом вызывали столько проблем.

Политолог, эксперт по российско-белорусским отношениям Дмитрий Болкунец считает, что шанс подписать интеграционный документ до конца года еще есть, однако подчеркивает, что в интересах Минска затягивать переговорный процесс как можно дольше.

— Заявление Владимира Макея выдержано в дипломатическом стиле, но понятно, что он озвучивает позицию своего шефа Александра Лукашенко. А позиция эта заключается в том, чтобы выжать максимальные финансовые преференции из России, но ничего не отдать взамен. Для этого они будут пытаться затянуть переговорный процесс, а если все-таки придется подписать договор об углубленной интеграции, сделать все возможное, чтобы он не был исполнен. Именно такая задача сейчас стоит перед Минском.

Поэтому белорусские чиновники постоянно заявляют об угрозе и давлении со стороны Москвы, о возможностях, которые могут привести к потере части суверенитета страны. Но это проблема белорусской власти, которая на протяжении 20 лет не смогла создать такую экономическую модель, которая была бы более свободна и независима от России. А сейчас претензии в этом предъявляются Москве.

Во всем этом я вижу желание Лукашенко максимально тянуть время, и делать он это будет как минимум до президентских выборов 2020 года. Его главная цель — переизбраться и благополучно досидеть в своем кресле до 2025-го. К тому времени президент РФ Владимир Путин, скорее всего, уже покинет свой пост. Это главная стратегическая задача Лукашенко, и Макей ее выполняет. Хотя и не единственная.

«СП»: — Какими еще задачами руководствуется внешнеполитическое ведомство РБ?

— Еще одна задача белорусского министра в том, что он такими интервью пытается прикрыть свои геополитические игры, зачастую направленные на разжигание русофобии в Белоруссии. Таких фактов в стране не мало. Отдельные СМИ, в том числе негосударственные, публикуют откровенно провокационные материалы, за которые, по моему мнению, должно было бы последовать разбирательство.

Макей также пытается показать, что Белоруссия проводит внешнюю политику, независимую от Кремля. Но при этом часто эта политика противоречит российско-белорусским отношениям. Вот только один пример. Через неделю в Минске пройдет очередной саммит так называемого «минского диалога», который проводится под патронажем белорусского МИДа.

На предыдущих аналогичных мероприятиях неоднократно звучала повестка, в рамках которой Россия называлась агрессором. Но при этом мы говорим о том, что Белоруссия является союзником Российской Федерации.

«СП»: — Если говорить о конкретных претензиях Минска по нефти и газу, можно ли их урегулировать?

— Претензии Макея по нефти и газу — это нормальный рабочий процесс. Этот диалог важен и для Белоруссии, и для России. Но в свете текущего переговорного процесса по углубленной интеграции двум странам нужно постараться найти компромисс в разрешении этих спорных моментов.

Мне кажется, что правильно было бы документы, которые сейчас обсуждают, предоставить в публичный доступ, чтобы общественность обеих стран могла с ними ознакомиться. От этого зависит, в том числе, и восприятие интеграционного проекта в обществе. Это помогло бы снять ряд вопросов, которые беспокоят отдельные медиа и в Белоруссии, и в России.

«СП»: — Все-таки, есть ли шанс подписать интеграционное соглашение 8 декабря?

— Шансы есть. Но все зависит от настроения Александра Лукашенко. Напомню, что белорусский президент уже полтора года изучает возможность подписания документа о взаимном признании виз. Этот документ был парафирован главами правительств, согласован всеми ведомствами и должен был быть подписан премьер-министром страны. Но на этом этапе Лукашенко отозвал документ, сославшись на то, что он еще его не прочитал. То есть эту бумагу Александр Григорьевич читает уже полтора года.

Не исключаю, что если ему что-то не понравится в проекте по углубленной интеграции, он поступит аналогичным образом. Хотя пока что мне кажется более вероятным, что Лукашенко все-таки подпишет этот документ.

Однако это не значит, что Минск получит все финансирование от Москвы в желаемом объеме. Во всяком случае, на новый год бюджет Белоруссии был сверстан без учета компенсации за налоговый маневр. Это означает, что власти рассматривают самые неблагополучные для себя сценарии развития двусторонних отношений. Также напомню, что по состоянию на 1 октября новый контракт на поставку газа Белоруссии до сих пор не подписан. Так что проблем еще много.

«СП»: — Какая переговорная линия была бы оптимальна в сложившихся условиях для российской стороны?

— Я считаю, что российская сторона сначала должна определиться с тем, что конкретно она хочет от Белоруссии. Лично я до сих пор не понимаю, какую модель отношений Москва планирует выстраивать с Минском.

Пока что люди, принимающие эти решения, не озвучили стратегию работы с Белоруссией. Та стратегия, которая существует сейчас, тупиковая, так как основана на взаимодействии только с одним человеком в Белоруссии — Александром Лукашенко. Такая модель может закончиться тем же, чем закончилась Украина.

Я считаю, что нужен широкий общественный диалог с участием белорусского гражданского общества и российских политических сил по обсуждению сложных вопросов двусторонних отношений. Это помогло бы встроить модель взаимодействия двух независимых государств на десятилетия вперед, чтобы вопросы нефти и газа, споры, которые буквально каждый месяц будоражат общественное мнение наших стран, ушли в прошлое. То же самое касается и торговых войн.

Необходима новая модель взаимоотношений с Белоруссией, для чего России нужно изменить свою модель работы с белорусскими НКО и гражданскими активистами. Нужно пересмотреть схемы работы в отношении мягкой силы. Те институты по работе с гражданским обществом Белоруссии совершенно не оправдали себя и требуют перезапуска.

Сегодня мы видим фантастически эффективную по сравнению с Россией работу западных фондов — польских, американских, европейских. Москва проигрывает им во всех отношениях. Эта политика должна быть пересмотрена, потому что вопросы нефти и газа — второстепенные. Они, безусловно, должны решаться. Но первостепенными должны быть вопросы защиты граждан России, прав человека, визовой политики двух стран и другие принципиальные моменты.

Источник

Читайте также
Редакция: info@tsiganov.ru | Карта сайта: XML | HTML | SM