Компьютеры и ноутбуки

Депутаты положили глаз на кошельки топ-менеджеров

28.07.2019 21:11

Депутаты положили глаз на кошельки топ-менеджеров


С чего вдруг провластное большинство в Госдуме восстало против Сечина и Миллера?

«Единая Россия» пообещала ограничить аппетиты директоров госкомпаний. Эксперты в один голос констатируют, что этого не произойдет, поскольку означает демонтаж всей системы российского госкапитализма. Это когда одним дозволено все, а подавляющему большинству населения — ничего.

Сентябрьские выборы неумолимо приближаются. Политтехнологи «партии власти» вынуждены придумывать все более экзотичные способы, каким образом попытаться поднять рухнувший рейтинг. Один из таких способов — объявить борьбу с «зарплатным» неравенством. Но не за счет того, чтобы повысить оклады самым малооплачиваемым работникам… а за счет принудительного ограничения выплат топ-менеджерам госкорпораций.

Их барские замашки, особенно вызывающие на фоне тотальной нищеты в России, давно вызывают раздражение населения. Масла в огонь социального недовольства подливает оппозиция. В прошлом октябре издание The Insider сообщило о покупке президентом «Роснефти» Игорем Сечиным пятиэтажной квартиры в элитном районе Москвы, которая, по примерным оценкам, стоит 2 млрд. рублей. А следом издание Baza сообщило, что в подмосковной Барвихе строится гигантский жилой дом стоимостью 20 млрд. рублей… владельцем которого также якобы является Игорь Сечин.

Какие эмоции подобные известия должны вызвать у обывателя, у которого, даже по официальной статистике, зарплата порядка 23 тысяч рублей в месяц?! Вот единороссы и решили сыграть на этом поле, в преддверии выборов демонстративно «урезав» аппетиты государственных топ-менеджеров.

По крайней мере, именно с подобным заявлением выступил лидер думской фракции «Единой России» Сергей Неверов: по его словам, соответствующий законопроект депутаты нижней палаты парламента рассмотрят уже в осеннюю сессию (она стартует 27 августа). Правда, речь идет не о зарплатах топ-менеджеров, а лишь о бонусах — это, например, премии.

Неверов напомнил историю бывшего директора ФГУП «Почта России» Дмитрия Страшнова, который по итогам 2014 года выплатил самому себе единовременную премию в 95 млн. рублей — это было 8% от годовой чистой прибыли предприятия (да и прибыль сложилась исключительно за счет перечислений из бюджета). Многомиллионные премии получали и заместители Страшнова.

Разразился, естественно, всероссийский скандал. Было возбуждено уголовное дело, но не в отношении Страшнова, а директора Департамента организационного развития Минкомсвязи РФ Ирины Лаптевой, которая подписывала документы о премировании директора «Почты России». Чем закончилось уголовное дело, неизвестно. Впрочем, как и судьба Лаптевой (по крайней мере, в Минкомсвязи она больше не работает).

Уволился из «Почты России» и Страшнов… который вскоре нашел новую работу в «ЕвроХиме». Правда, недавно Следственный комитет начал новую проверку по факту выплат баснословных премий топ-менеджерам госпредприятия.

Ограничение размеров бонусов топ-менеджеров — официальная политика во многих странах. Скажем, в США в разгар кризиса в 2009 году Барак Обама подписал закон, резко ограничивающий размеры выплат руководителям частных компаний, получающих помощь из федерального бюджета.

В Швейцарии в 2013 году на общенациональном референдуме общественность выступила за запрет «золотых парашютов» топ-менеджерам. А в Китае еще в 2014 году Министерство трудовых ресурсов и социального обеспечения постановило: зарплаты топ-менеджеров на государственных предприятиях не могут более чем в 10 раз превышать зарплаты самых низкооплачиваемых работников.

— Наличие подобных огромных выплат — это особенности российской системы. Во многих странах зарплаты топ-менеджеров компаний (даже государственных или окологосударственных) напрямую зависят от результативности и прибыльности таких компаний. В России такой взаимосвязи нет, и это самая большая ошибка, — поясняет «Свободной прессе» руководитель GR-практики юридической компании BMS Law Firm Дмитрий Лесняк. — Получается, что те государственные компании, которые постоянно требуют денег из бюджета, не достигая реальных результатов, выплачивают топ-менеджерам большие зарплаты.

Вторая ошибка в том, что не установлено никакой ответственности за невыполнение поставленных задач в компаниях. То есть цели не достигаются, но руководство все равно получает большие зарплаты и бонусы. Особенно непонятна выплата бонусов, которые должны быть поощрением за результативность, как это устроено во всем капиталистическом мире.

«СП»: — Путин однажды сказал, что, если топ-менеджерам платить меньше, они просто уволятся…

— Непонятно, почему это должно быть проблемой. Если уйдут некомпетентные работники, то на такие зарплаты и места придут другие, эффективные, специалисты, которые смогут развивать госкорпорации.

«СП»: — О том, что нужно ограничить бонусы и зарплаты топ-менеджерам госкомпаний, говорили давно. Как думаете, на этот раз закон реально примут?

— Сейчас такие изменения предлагают в связи с тем, что депутаты пытаются написать положительный и популярный закон, который поднимет их авторитет. Дело в том, что депутаты напрямую не зависят от людей, которые могут от этих изменений что-либо потерять, поэтому вполне вероятно, что закон будут активно продвигать. Конечно, будет и сопротивление, но сейчас власти находятся в поисках дополнительных источников средств для бюджета, а этот маневр позволит сохранить часть денег, чтобы увеличить бюджет в других сферах.

Но можно ли завышенные зарплаты топ-менеджеров в госкомпаниях рассматривать в отрыве от большей проблемы — полной непрозрачности работы этих самых компаний?

— Еще в июле 2013 году президент подписал указ «О вопросах противодействия коррупции», обязывающий публиковать в открытом доступе сведения о доходах руководителей госкорпораций и госкомпаний. И кое-кто опубликовал. Но, например, Игорь Сечин, Алексей Миллер и еще некоторые не опубликовали. Ну а со следующего года перестали публиковать и другие: раз, оказывается, так можно. А с 2015 года им официально разрешили так делать, — рассказывает «Свободной прессе» член совета фонда «Либеральная миссия» Сергей Жаворонков. — Думаю, и никаких ограничений принято не будет. Не для того эти люди в госкомпании уселись. А многие госкомпании дико убыточны (например, ВЭБ), так что им при любой справедливой формуле надо будет сильно ужаться. Только захотят ли?

Источник

Читайте также
Редакция: info@tsiganov.ru | Карта сайта: XML | HTML | SM