Компьютеры и ноутбуки

«Чистка» в «Коммерсанте»: запах страха

22.05.2019 1:21

Двойственность комментариев журналистов популярного издания из-за политических увольнений в редакции объясняется просто.

История с расправой над журналистами отдела политики «Коммерсанта» по отмашке основного акционера издания Алишера Усманова (его самого или его помощников по медиа-проектам, роли не играет) — в принципе, чудовищная — для цивилизованного государства западного типа. У нас же, я уверен, она не вызовет каких-то митингов протеста со стороны общественности, коллег по цеху и даже, судя по всему, итальянской забастовки или ее аналога от журналистов «Коммерсанта» (хотя они подписались под открытым письмом в Фейсбуке, где понятно изложили суть конфликта с акционером издания, и это очень смелое решение, ребятам не будет очень стыдно, чем бы все это ни закончилось).

Однако же, на мой взгляд, все это не имеет никакого решающего значения, и протест журналистов уйдет в свисток. В том числе и потому, что в России не принято в кругу профсоюзных организаций вставать на сторону журналистов при их конфликте с частным работодателем. По идее, этим должны заниматься Союзы журналистов Москвы и России, но я сомневаюсь, что к ним с такой просьбой кто-то обратится. Весьма вероятно, что бунтари даже получат так называемые «волчьи билеты», то есть попросту станут неблагонадежными в тусовке околокремлевских СМИ. Ничего плохого для них в этом нет, для кармы даже полезно будет, только вот о зарплатах на уровне телевизора придется забыть. Или покинуть журналистику, что тоже разумно в нынешние времена.

Поскольку все уже произошло, и мои наблюдения никак в худшую сторону не отразятся на положении журналистов «Коммерсанта», ушедших и остающихся, но протестующих, — обращу внимание на некоторые внутренние противоречия в их заявлениях. Еще накануне утром коллеги, принявшие решение уволиться в знак протеста, и те, кого увольняли «сверху», отметились странным замечанием — мол, это право акционеров (читай — хозяина) их уволить. Но согласно закону о СМИ, это не так, и акционер не вправе увольнять работников. Позднее, похоже, в руководстве «Коммерсанта» на это обратили внимание, и шеф-редактор газеты (он же, как я понимаю, гендиректор) Владимир Желонкин заявил, что это его инициатива. Но внятно объяснить, чем вызвано такое крутое решение, он публично не смог. А сами журналисты «Коммерсанта» неофициально сообщали СМИ, что Желонкина самого едва не уволили.

Отсюда вопросы. Зачем увольняемым солидаризироваться с заведомо неправомерным решением руководства, ведь при наличии доказательств отсутствия с их стороны нарушений (а все требования к журналистам изложены в их трудовом договоре, никаких других документов на сей счет по закону не имеется) любой суд обязан восстановить их на работе и обязать работодателя оплатить потерянный доход (возможно, кратно) и моральные потери? Зачем г-ну Желонкину покрывать основного акционера «Коммерсанта» Алишера Усманова и брать на себя ответственность за «беспредел» в отношении товарищей, а возможно, и друзей? Только из-за боязни увольнения и потери дохода?

Такую мотивацию, конечно, исключать нельзя. Все мы люди, у всех семьи, их надо поддерживать. Но мне кажется, решающим все же был другой фактор. Если человек проработал в «Коммерсанте» десяток лет, как ребята, которых внезапно решили уволить непонятно за что, у него должны были быть сбережения, достаточные для безбедного существования на протяжении длительного времени. «Коммерсант» всегда пользовался репутацией столь уважаемого в журналистском мире издания, еще начиная с 90-х годов прошлого столетия, в том числе и потому (а я думаю, главным образом), что там работникам очень хорошо платили. Так что же их могло заставить смириться с несправедливым увольнением их самих или их товарищей, настолько, что они в своем открытом письме пишут, что, несмотря ни на что, завтра газета выйдет в обычном виде?

Я думаю, это страх. Первобытное чувство. Ведь, как бы ни «понтовались» сотрудники «Коммерсанта» перед коллегами, они прекрасно понимают, кто такой Алишер Усманов. И точно знают, что с такими людьми не шутят и не играют в обычные игры. Отсюда двойственность реакции и логические неувязки в заявлениях и увольняемых (увольняющихся) журналистов, и их остающихся на службе у олигарха коллег. Они правильно говорят о политическом давлении, нарушении Конституции и прочих неприятных обстоятельствах, но при этом козыряют товарищу-господину Усманову. Потому что правда правдой, а здоровье дороже.

Обвиняем ли мы коллег из «Коммерсанта» в слабости или бесхребетности? Ничуть. Мы сами столкнулись относительно недавно с «катком» неприязни со стороны богатейшего жителя Великобритании Алишера Усманова, находящегося в большой фаворе у кремлевских небожителей, и его бывшего (а по сути, неформально — и нынешнего) делового партнера, депутата Государственной думы от «Единой России» Андрея Скоча. Итог — обыски дома у журналиста «Росбалта» Александра Шварева (в присутствии его ребенка с раннего утра следователи с ленинской искоркой в глазах изымали все подряд — как позже выяснилось, подсунув судье сфабрикованные документы). И обыски в самой редакции «Росбалта» с использованием более десятка сотрудников МВД, с выносом редакционных компьютеров, со срывом запланированных пресс-конференций, — явно призванные повергнуть в шок и трепет журналистов независимого СМИ и его читателей. Хотим ли мы такого же для ребят из «Коммерсанта»? Ни в коей мере!

Но зачем им терпеть страх, ведь это разрушает психику, а ее не восстановить никакими деньгами. Не лучше ли честно помахать ручкой кремлевскому олигарху, чем подписывать письма протеста и обещать на утро обычный выход газеты? Ведь это немного стыдно. Понятно, что свято место не бывает и штрейкбрейкеров найдут оперативно. Но так ли это важно, если уж мы публично заговорили о ценностях?

Источник

Читайте также
Редакция: info@tsiganov.ru | Карта сайта: XML | HTML | SM